• 23 января 2014 г.
    Интервью с самарской Death metal группой God Syndrome

    • God Syndrome
    Когда змей глотает свой собственный хвост*

    В Самаре не так уж много команд, способных пойти дальше после записи демо или EP, и причины этому могут быть совершенно разные – от банальной лени до нехватки времени и просто изменения жизненных ориентиров. God Syndrome относится как раз к тем немногочисленным ныне составам, которые серьёзно верят в то, что они делают, и которых можно назвать профессиональными с большой буквы. Их старт вышел весьма впечатляющим: собравшиеся в составе музыканты имеют обширный опыт, отыграно серьезное количество концертов в разных городах, отличный EP “Downfall Omen” издан на одном из ведущих лейблов страны, ведётся работа над полноформатным альбомом. О том, как молодой группе удалось всего этого добиться, ее участники рассказывают нам ниже.

    Начнём с краткого экскурса в историю группы: когда и при каких обстоятельствах была образована, менялся ли состав, стиль исполнения? Почему решили играть именно так называемый экстрим-метал? Означает ли «экстрим» некую музыкальную эклектичность?

    Виталий Мицек (гитара): История коллектива началась весной 2009 года, когда я и Сергей, уже имевшие опыт совместного творчества, решили возобновить сотрудничество в новом музыкальном коллективе. Возникло желание создать команду, играющую музыку, отличную от всего того, что было создано в командах, в которых мы участвовали ранее (Сергей в Devilish Distance, я в Dimension of Doomed). Мы хотели создать группу, которая бы гармонично сочетала в своей музыке максимальную мелодичность в сочетании с жёстким дэт-металом.
    Поначалу наша формация называлась Hatesway, однако с течением времени, после многочисленных экспериментов с составом и материалом, к середине 2010 года произошла ее «трансформация» в God Syndrome.

    Сергей Аксёнов (гитара): Если быть точным, то никакого «решения», «совета», «консилиума» и даже никакого завалящего голосования по поводу того, каковым будет характер нашей музыки, не было. Идея обозначить наш стиль как «экстрим-мелодик-дэт-метал» появилась после того, как наш друг и отличный барабанщик Константин Калкатинов, работавший с нами над записью диска, охарактеризовал нашу музыку как «самый экстремальный и брутальный мело-дэт, который он когда-либо слышал». Приставка «экстрим» в целом отражает тот результат, к которому пришла группа в ходе работы над дебютным EP – звучание, мелодические ходы, лирика, вокал – все это слилось воедино в такую музыкальную форму, которая не подходит под определение «мелодик-дэт» в его традиционном понимании. Нам определенно хотелось сохранить характерные черты стиля, но при этом сделать материал более «массивным» и тяжелым.

    Немного о названии вашей группы. Почему именно «God Syndrome», и что именно вы вкладываете в эти слова – имеется в виду обычная человеческая мания величия, или же это скорее из области теологии? Как в целом относитесь к довольно оголтелому навязыванию религии в наше непростое время?

    Павел Бамбуров (вокал): «God Syndrome» – это наше определение стремлению доминировать и властвовать над другими людьми. Такой «диагноз» в наше время достаточно распространен. Многие гонятся за личным обогащением и властью. Существует схожее понятие — комплекс бога. Это понятие в сфере клинической психологии ввел английский психоаналитик. Оно напрямую отображает то, что мы подразумевали, когда решили взять себе такое имя. Изначально, правда, это название придумал Сергей для очередной песни. Но в тот момент мы думали о смене «вывески», и решение было принято. Что касается навязывания религии, то я лично отношусь отрицательно к навязыванию чего-либо вообще.

    Дмитрий Кузнецов (бас): Религиозная истерия, поднимающаяся в последнее время, определенно вызывает у нас отвращение. Религия, убеждения человека – это глубоко личное переживание каждого человека, зачем вытаскивать это напоказ? И по какой причине человек требует к себе особого отношения только потому, что он верит в Яхве, Аллаха или любое другое божество? Религиозность в последнее время – определенная мода, чиновники, депутаты и прочие «государевы люди» вмиг позабыли свое комсомольско-пионерское прошлое и в один миг стали невероятно воцерковленными людьми. Это выглядит одновременно смешно и мерзко – так же, как и лоснящиеся физиономии церковных сановников, исчезающие часы, дорогие машины на фоне разговоров о бренности мирского, смирении и преодолении греховных страстей. Стоит ли продолжать? (Смеется.)

    На какие команды ориентируетесь? Есть ли у вас безусловные вневременные музыкальные фавориты, или же вкусы со временем меняются, эволюционируют? Отражается ли это на звучании группы?

    Павел: Для меня нет какого-то четкого ориентира. Мне нравится очень много групп и направлений. И музыкальные вкусы со временем менялись. Что-то осталось навсегда со мной, что-то забыто. Сейчас если брать только метал- музыку, то я больше интересуюсь сценой, которая близка нам по духу. Это шведский, американский и польский дэт-метал.

    Сергей: Мы стараемся ориентироваться не столько на конкретные команды, сколько на школы, например, мне очень по душе уже упомянутые Павлом польская и американская школы дэта. Шведы тоже иногда очень радуют. Что касается вневременных фаворитов, то это, безусловно, Slayer, Kreator, Black Sabbath, Megadeth. Они неимоверно круты.

    Скоро у God Syndrome выходит дебютный . Расскажите о нём немного: есть ли у него концепция? Сколько будет песен? Ктоявляется основным композитором? Кто будет оформлять релиз? Планируете ли продолжать сотрудничество с Mazzar?

    Павел: В данный момент, действительно, идет серьезная работа по созданию новых песен для будущего полноформатника. Активно пишутся новые треки и тексты. Мы хотим создать для себя возможность отобрать для этого альбома лучшее. Поэтому имея уже достаточное количество нового материала, мы не останавливаемся и создаем больше нового смертоносного металла. Как и прежде, мы планируем сотрудничать с великолепным художником Смердулаком и нашим лейблом Mazzar, с которым мы находимся в постоянном диалоге.

    Чем для вас является музыка в целом и игра в группе в частности – приятным времяпрепровождением в свободное от работы время или чем-то большим, условно говоря, «метафизическим»?

    Павел: Для меня это и отдых, и работа одновременно. Безусловно, это уже больше, чем времяпрепровождение. Я серьезно подхожу ко всем вопросам, связанным с группой. И мне нравится сам процесс интересной и плодотворной работы. Мне нравится развитие и перемены к лучшему, которые происходят с нами. Никогда не думал, что буду так переживать за все то, что связанно с моим занятием музыкой. Но как-то так, незаметно для меня, музыка стала частью моей жизни. Потому что в данный момент всю свою энергию и внимание я трачу на семью и God Syndrome.

    Сергей: Скорее основная деятельность, например, дурацкая работа, является средством достижения определенных целей в занятиях музыкой. Группа для меня – живой организм, частью которого я себя ощущаю и который требует постоянных вливаний энергии, идей и светлого, фильтрованного и не очень пива. (Смеется.)

    Как в целом относитесь к отечественной метал-сцене, и есть ли перспективные команды, которые можете выделить из общего потока? Какие главные недостатки, на ваш взгляд, нужно преодолеть нашей стране в первую очередь для поддержания подобной музыки на плаву? Планируете ли делать «вылазки» или просто распространять свою музыку в других странах?

    Павел: Российская метал-сцена развивается, и это радует. Уже есть коллективы, с которых можно брать пример. Много талантливых, перспективных музыкантов. Я уважительно отношусь ко всем, кто тянет свою группу вперед, кто работает над собой, делает качественную музыку и умеет также круто ее исполнять. Мне интересно наблюдать за творчеством и развитием таких групп как Icon In Me, Ease Of Disgust, Аркона, Katalepsy, Sinful. Могу всех и не вспомнить. Еще москвичи Oblivion Machine порадовали своей последней работой. О недостатках российской действительности сложно говорить. А вот про распространение нашего творчества, конечно, думаем. Есть планы, и мы будем воплощать их в жизнь. Будем искать варианты сотрудничества с иностранными лейблами.

    Расскажите, пожалуйста, о себе: как давно началась ваша музыкальная карьера, в каких группах участвовали до God Syndrome? Изменилось ли восприятие музыки со временем, что удалось приобрести в плане опыта?

    Павел: У меня все началось в 2004 году. Мы бухали на квартире с моим другом Крутом, который сейчас является нашим барабанщиком, и еще одним знаменитым самарским драммером по прозвищу Ленин. И в процессе пьянки мне поступило предложение петь в трэш-дэтовой банде Terror Stricken. Уже через неделю я присутствовал на репетиции группы. С ними я провел 6 лет. А в 2010 году мы бухали с моим другом Сергеем Аксеновым, который является гитаристом нашей группы, и еще одним гитаристом Виталием Мицеком. В процессе пьянки мне поступило предложение стать вокалистом их группы. С ними я уже 3 года. Скажите, кто по-другому попал в метал-музыку, как это происходит?

    Сергей: Моя музыкальная карьера началась в 8-м классе школы, расположенной в солнечной Киргизии – я рубил русский рок за моднейшей ударной установкой с двумя бас-бочками. К сожалению, развиться до каверов на Кино с бласт-битами не успел, так как перешел на гитару. (Смеется.) С 2002 года я играл вместе с Виталием в группе Dimension of Doomed, периодически уходя от них в другие проекты. Также знаковым для себя считаю дэт-метал формацию Devilish Distance, которую я собрал в 2004 году и которая за 10 лет плодотворной работы выдала на гора несколько полноформатных альбомов и миньонов. Не могу сказать, что восприятие музыки сильно изменилось – скорее изменился подход к работе группы. Надеюсь, в лучшую сторону.

    Чем увлекаетесь в свободное от музыки время? Имеете ли активную гражданскую позицию?

    Павел: В свободное от музыки время я увлечен работой. Могу часами наблюдать за станками. Они как маленькие волшебники, которые безустанно превращают листы картона в готовые коробочки. А эти огромные фуры, словно исполинские киты, заплывают на территорию базы, занимают свое место и ждут, когда я махну рукой, и они продолжат свой путь. Еще в свободное от музыки время я люблю заниматься мелкими делами по дому, возить на машине жену, ездить на рынки и в торговые центры. Но, к сожалению, все это заканчивается, и мне приходится снова тянуть бремя дэт-метала в God Syndrome.

    Дмитрий: Дабы иметь возможность заниматься музыкой, в свободное от репетиций и концертов время подрабатываю юристом. Кроме этого, мое хобби – каратэ киокушинкай, которому я посвятил значительную часть своей жизни. Могу с уверенностью сказать, что благодарен каратэ – оно развивает силу воли, закаляет характер и способствует уважительному отношению к басисту в группе.

    Совсем недавно группа записала несколько каверов на известные группы, в числе которых, например, Sepultura. Войдут ли они на грядущий полноформатный альбом?

    Павел: Да.

    Вопрос из немузыкальной области, если не против: каким видите будущее нашей страны, её главные достоинства и недостатки на данном временном этапе?

    Дмитрий: В одном из произведений хорватского средневекового мыслителя Юрия Крижанича есть отличная мысль – хорошее устройство государства познается по трем вещам: по хорошим дорогам, по твердой монете и по справедливым судам — если будет всем легко добиться суда и скорой управы. В данный момент в России по этим трем направлениям дела обстоят не так хорошо, как хотелось бы.

    У каждой, даже совсем молодой группы наверняка имеется запас забавных историй, произошедших во время записи или концертной деятельности. Расскажите парочку, если не против.

    Павел: Дело в том, что я уже долгое время не курю и не употребляю алкоголь. Поэтому в моей жизни ничего забавного не происходит, сплошные серые будни.

    Дмитрий: Однажды я не настроил бас перед концертом, правда, никто не заметил. Поэтому теперь я делаю так всегда. (Смеется.)

    К сожалению, в издание дебютного EP не вошла лирика. Расскажите, пожалуйста, о лирическом наполнении “Downfall Omen”.

    Сергей: Увы, минимализм оформления “Downfall Omen” не позволил укомплектовать диджипак буклетом с лирикой. В целом, через тексты нашего дебютного EP красной нитью проходит мотив предзнаменования конца. Когда змей глотает свой собственный хвост, когда стирается из памяти история, когда насаждается культ потребления и распущенности, предзнаменования становятся более отчетливыми и пугающими. Планета, словно огромное живое существо, пытается очистить себя от паразитов и отторгнуть разрушающее её человечество. Саундтрек к этому событию мы и стараемся создать.

    Вам удалось отыграть концерты в разных городах, в том числе и в столице. Различается ли публика от города до городу?

    Сергей: Безусловно, в каждом городе есть своя особенность. В больших городах публика более «спокойная» и даже в чем-то настороженная – концерты проходят часто, и у слушателя есть выбор, коллективы самого разного уровня. Может показаться, что публика принимает коллектив прохладно – но это скорее время, которое нужно слушателю, чтобы оценить материал и звучание группы, именно поэтому «раскачать» зал удается лишь к середине сета. Ну и, конечно, играет роль то, что зачастую мы выступаем перед местной публикой впервые. В небольших городах концерты, как правило, проходят реже и в более «тесной» во всех смыслах атмосфере – небольшие клубы, люди знают друг друга, больше всяческого угара – музыкантов начинают поддерживать с самых первых нот.

    Каким видите будущее метал-музыки? Какие стили, на ваш взгляд, будут править бал в дальнейшем?

    Павел: Мы все делаем для того, чтобы дэт-метал продолжал жить и развиваться. Этот стиль будет еще долго ломать мозг праведникам и разрывать сердца боголюбов. Дьявол с нами.

    Есть ли планы по съёмке клипа или концертного видео?

    Павел: Конечно, есть планы по съемке клипа. У нас много идей и представлений о том, каким должен быть наш первый клип. Пока мы ориентируемся на запись хорошей пластинки. О клипе можно будет серьезно задуматься после завершения работы над альбомом. Недавно мы отыграли классный концерт у себя в Самаре, и нам удалось отснять достаточно материала. Возможно, концертное видео появится у нас совсем скоро.

    Какие планы на ближайшее будущее?

    Виталий: В планах на будущий год упорная работа, работа и еще раз работа – в студии и на сцене. Команда сплочена, цели и задачи поставлены, струны натянуты, лампы прогреты, пиво охлаждено. (Смеется.)

    Что бы вы хотели пожелать своим российским и зарубежным поклонникам?

    Все вместе: Слушайте хорошую музыку, поддерживайте музыкантов, которые вам нравятся, приходите на концерты и отрывайтесь по полной!:

    Официальная страничка God Syndrome ВКонтакте: http://vk.com/godsyndrome

    Алексей “Dystopia” Александров
    31 декабря 2013 г.
    (с) HeadBanger.ru